Столб четвёртый: Погранзастава.

Это уникальное явление природы. Абсолютно самодостаточный и автономный мир, где чувство локтя является определяющим фактором бытия. Эдакий замкнутый микрокосм, спокойно стоящий вдали от течения жизни всех остальных людей, но зорко наблюдающий за тем, чтобы в это самое течение никто из сопределов не нагадил. Естественно, что среди обитателей заставы бывают и конфликты, и всякие другие непонятки - все мы живые люди со своими взглядами и эмоциями, но в том-то и уникальность заставы, что весь излишний бардак народ сам ликвидирует, своими силами, не вынося сора из избы. Теоретически, заставской организм может заиметь серьезное несварение и рыгнуть рапортом начальника, но я что-то такого феномена не припомню.
       И молодых пограничных лейтенантов, по отношению к укладу жизни на заставах, я бы разделил на три категории.
       Первая - это те, кто поступил в училище после срочной. Тут все просто - после минимальной подгонки они вливаются в стройные пограничные ряды как родные.
       Вторая - те кто поступал после школы. Они на пару лет старше тех, кем собираются командовать, и процесс доводки у них подольше и посложнее. Но и они, в итоге, находят свою нишу к замкнутой экосистеме заставы. Граница умеет шлифовать заусенцы в мозгах - там дешевых понтов не накидаешь, все как на ладони.
       А вот если служба начинается не на заставе, а там где к начальству поближе, то тут, как говориться, возможны варианты. И без казусов редко обходится...
       Продолжая тему проверок...
       Самоволка и застава.
       Вроде не совместимые понятия. Но это как посмотреть, и самое главное, чьим вдумчивым и внимательным глазом. Это как у Зощенко - если встать на точку зрения и с нее посмотреть...
       Если с точки зрения обитателей заставы - так придурь полная. На заставе, как на подводной лодке - куда ты на хрен денешься? А если с точки зрения молодого, энергичного лейтенанта, то - почему бы и нет? Каких-то полтора часа ходу, и ты в ближайшем злачно-алкогольном Очаге Культуры городского типа. А если учесть, что этот самый лейтенант был очень оперативным и очень уполномоченным... Надо же где-то служебное рвение проявлять?
       Ну. заставской народ, в общем-то, лояльно воспринял появление ревизора. Охота тебе тут пошариться - врагов народа поискать, ну давай шурши - у каждой Марфушки свои игрушки. Тем более что каждый лейтенант, как отдельно взятая ячейка вооруженных сил, всегда очень хочет стать старлеем. Оно и понятно, ведь поступательное движение прогресса как раз и называется эволюцией, в рамках которой у каждого сперматозоида есть шанс стать Министром Обороны.
       Вот только очень уж бурную деятельность развил летеха. Ни тебе ночью блинков поджарить, ни спокойно телек посмотреть. Не понятно когда и спал уполномоченный. Ладно еще, если и в самом деле кто в самоволку мотался - от своих-то заставских такое не скроешь, тогда еще можно понять такое рвение. А если проблема высосана из пальца, то эта кипучая деятельность потихоньку начинает... как бы это покультурней... немного утомлять.
       До паранойи стало доходить. Пойдешь, бывало, газетку почитать, в специально отведенное, дощатое помещение с длинной такой лавкой, в которой проделаны большие круглые дыры. Прочтешь статейку - не понравилось, и только-только решишь выказать свою критику, помяв газетку и поставив, ну не совсем рукой, свою резолюцию. А после и вовсе уж соберешься ее выкинуть в дырку, как рука сама замирает - а вдруг там проверка? А ты её изгаженной газеткой! Да еще сидя! Где субординация?
       Тоскливо стало на заставе. А что делает вся застава в момент появления особой опасности? Правильно, объединяется и включает коллективный разум, IQ которого измеряется уже четырехзначными цифрами. Хочет наш герой самоволку - ладно, сделаем. Для хорошего человека, как говориться, и говна не жалко...
       Как-то поздно вечером накрылась проводная связь с постом наблюдения. Там давно розетка барахлила, а у комтеха с его бандой все руки не доходили этот вопрос решить. Летом в Заполярье, по ночам, светло как днем. Вот и два комтеховских бойца только что свое отоспали, да спокойно поужинали - чего им дурака валять? Вперед, и с песней! Ответственный прочел уместную молитву ("Вам приказ выступить на охрану Государственной Границы..." - и далее по тексту священного талмуда СТПВ) да и отправился обратно в контору отрабатывать взаимодействие щеки с пачкой документов. Дежурный тоже глаза мозолить не стал, а почирикав заклинания в журнале, незаметно растворился в кухне.
       Что же делают эти два троглодита? Вместо того чтобы солидно сойти с крыльца, как и подобает пограннаряду, да исполнившись чувства собственного достоинства, прошевствовать к ПНу, они замыслили потешить летеху.
       Старший наряда тихонько приоткрывает входную дверь и воровато выглядывает на улицу. Никого. Тогда он, пригибаясь, делает рывок и прячется за ящиком с песком. Никого. Машет младшему - мол, все чисто, дуй ко мне! После чего эта парочка, прячась за всяческими постройками, чуть ли не ползком, пробирается к дороге, где и исчезает за поворотом.
       Этот демарш, естественно, засекает летеха: - Вот оно!!! Поймал!!! - зарево праведного гнева озарило окрестные сопки - Ну не поймал еще, но куда вы, субчики, на хрен денетесь? Догоню и всех выведу на чистую воду!!! Вот только отойдите подальше, чтоб нарушение было налицо...
       Эти два, пока еще не расстрелянных злодея, отлично представляли логику бдительного лейтенанта. Поэтому и отошли подальше... Только не по дороге к поселку, а по тропинке, как кратчайшему пути к ПНу,
       А летеха, тем временем, не желая ни с кем делиться будущими лаврами, пустился в погоню... По дороге, минуя тропинку. У него и в мыслях не было, что эта сладкая парочка пошла делом заниматься.
       Погоня длилась часа два, после чего запыхавшийся, но все еще энергичный, уполномоченный вваливается в дежурку, отряхивает от пыли свой охотничий азарт и в очень бодром темпе требует вызвать начальника.
       Начальник-капитан, как и всякий разбуженный ночью не-пойми-зачем и не-пойми-кем, пришел в самом добром расположении духа и молча уставился на уполномоченного. С одного фланга от него расположился еще дремлющий ответственный-старшина, а с другого - что-то дожевывающий дежурный. Начался разговор "немого с глухим":
       - Ваши подчиненные в самоволке!!!
       - ? - смотрит начальник на ответственного
       - ?? - смотрит ответственный на дежурного
       - ??? - пожимает плечами дежурный
       - ???? - смотрит начальник на лейтенанта
       - Это те двое с технического отделения, что утром в тревожке были. Где, вот они сейчас?
       - ?! - смотрит начальник на ответственного
       - ?!?! смотрит ответственный на дежурного
       - !!! - ты же сам им приказ ставил, на ПН сходить - связь поправить! - смотрит дежурный на старшину.
       - !!!! - точно было, в наряде они - начинает просыпаться старшина, глядя на начальника
       - !!!!!! - вот и запись в журнале есть - подвякнул, прожевавший наконец, дежурный
       - ?!?!?! - смотрит начальник на лейтенанта - типа чего разбудил, сынок, заняться больше нечем? Долго ты мне еще заставу тормошить будешь, зеленка непонятная?
       - Тарщ-кап-тан! Без-пршствий! Прз-ков-нар-шния-гос-гр-цы-не-об-на-рж-но! Вор-жние-cнар-жние-пол-стью! - появились на сцене искомые самоходчики с самыми невинными рожами на довольных лицах.
       Просравший Ватерлоо Наполеон, помноженный на всех шведов под Полтавой, выглядел все же вдвое солидней, чем наш охотник за неуставом. А что поделать? Действие равно противодействию, а излишки энтузиазма никак не компенсируют недостаток опыта.
       Следующий день очень удивил уполномоченного. Всю заставу как подменили - такие у всех были просветленно-одухотворенные физиономии. И каждый норовил пошире улыбнуться лейтенанту, правда, при этом скромно потупив глазки.
       А на второй день, вслед проверяющему, стали ухмыляться и собаки.
       А проходя мимо подхоза на третий день, наш герой услышал задумчивое коровье: - Му-y-y-y! Му-у-у... ...дак! - додумал за корову гроза всех черных кошек в темных комнатах, и сразу расхотел дальше развивать тему с самоволками,
       - Ну, может не так грубо, но есть не много. - задумчиво пожевала корова вслед удаляющийся УАЗке, увозящей шесть пудов наивного, щенячьего энтузиазма на место его постоянной дислокации.
       И опять спокойно стало на заставе, а граница, как всегда, была на замке...

Вы не можете оставлять комментарий.